Just advertisingAnd then, to the extent not waxing Populists joined one with long hair, a black leather jacket and sunglasses with a figure of an athlete. This «Someone» powerful falsetto wail, and the highest, dropping his jacket, drew his enviable biceps... Read more - Songs on the music and arrangement. So, it all started with the «Skomorokhov» in 1966, where you played with Gradsky, Buynova and Shakhnazarov. What began themselves «Skomorokhs»? and the music!



Александр Градский:
Я перестану быть счастливым, когда потеряю голос

По материалам: "Комсомольская правда"

27 апреля 2004
Я перестану быть счастливым, когда потеряю голос - Александр Градский

В Большом концертном зале «Октябрьский» 55-летний Александр Градский давал свой юбилейный концерт, который длился ровно 55 минут. А накануне он рассказал о том, что и кто его окружает: о музыке, которую любит, о своей маленькой родине, о женщинах и детях, о Петербурге и Москве...

Про себя и других певцов

- В моей жизни остается все как раньше. Вокруг все суета и томление духа. О себе я рассказываю своей музыкой, а все остальное, что в нее не вошло, объяснять бесполезно. Недавно выпустил новый диск «Хрестоматия» - это пособие по музыкальной грамоте. А сейчас хочу записать пластинку по «Мастеру и Маргарите». Для этого есть почти все: деньги, студия. Но не хватает самого главного - исполнителей. Я не вижу вокруг себя тех, кто мог бы исполнить партии главных героев. Ничего против исполнителей, которые выступают на эстраде, я не имею. Я просто их не принимаю, потому что они не умеют ни петь, ни играть. Зачастую ребята не слышат, что они спели фальшиво, а сыграли неточно. Их это не волнует. Меня, если честно, тоже...
Это касается и наших рокеров. Когда-то мы, объединив московский и петербургский рок-клубы, встали на защиту русского рока. Я был благодарен за это нашим ребятам: Гребенщикову, Шевчуку и другим. Но друзьями мы не стали, потому что я всегда говорю правду, которая никому не нравится. Они не стали развиваться музыкально и обрекли себя на творческую смерть. У них каждый год выходят пластинки, похожие друг на друга. Это неинтересно. Вот меня как-то спросили: нравится ли мне группа «Тату». Посмотрев два клипа, я сказал, что эта группа умрет через полтора года. И не ошибся...

Про выпивку и провинциальные города

- К сольным концертам я не готовлюсь. Просто за неделю до этого не пью ничего крепкого. А после выступления обязательно балую себя коньяком. Выпить могу много, потому что не пьянею. Иногда даже пою за праздничным столом, например, Бетховена...
Очень люблю выступать в провинции. Сегодняшняя публика в разных городах не отличается друг от друга. Разве что климат влияет на характер, но через 17 минут после начала концерта народ начинает вести себя одинаково.
Я ведь и сам родился не в Москве, а в крошечном городе Копейске Челябинской области. Просто туда направили моего папу-инженера, мама поехала с ним. Она вела драматический кружок во Дворце пионеров. И маму мою помнят до сих пор, независимо от меня. Там, во Дворце пионеров, даже есть стенд, посвященный ей. Потому что именно благодаря ей несколько ребят стали профессиональными актерами. А для Копейска это немало. Но у меня нет к городу моего детства привязанности. Именно там сильно простудилась, а потом заболела мама. Через несколько лет, когда наша семья уже переехала в Москву, мама умерла - ей было всего 34 года.

Про женщин и детей

- Я всю жизнь сам делал своих женщин. Если не получалось, то расходился с ними. У меня было много попыток, и почти все неудачные. Самое удачное мое произведение - это последняя жена. И наши замечательные дети Даниил и Маша. Это мой семейный тыл. Правда, сейчас он разлетелся, потому что дети выросли. Сын учился в Лондоне, откуда вернулся взрослым, самостоятельным и культурным. Сейчас ему 23 года, и он работает в одной очень сильной корпорации. А дочь Маша тоже училась в Англии, теперь она студентка МГУ. Иногда живет со мной, иногда бегает к кавалерам...
Детей учить музыке я не стал, хотя способности у них есть. Иногда кто-то из них просит: «Папа, позанимайся со мной». Но я знаю, что ребенка хватит только на полчаса, а потом он побежит тусоваться. И вообще, мастер никогда не станет учить своего сына. Он отдаст его в ученики другому мастеру...

Про плохое кино и запрещенные приемы

- Хорошее кино сейчас не делают. Есть хорошее развлекалово, да и ладно. Но такого фильма, как «Судьба человека», который я видел 30 раз и каждый раз рыдаю в одном и том же месте, почему-то не снимают. Раньше мне нравились фильмы Тарковского. Сейчас для меня это всего лишь интеллектуальная движущаяся картинка. Хотя гениальные вещи все-таки есть. Такие как «Шестое чувство» или «Человек дождя». А фильм «Романс о влюбленных», к которому я когда-то написал музыку и который посмотрели 120 миллионов человек, - это плохой фильм. Все мужские партии в этом фильме должен был исполнять я - так было задумано, но режиссеры сказали: «Ты слишком много поешь. Пусть споет актер Конкин» (младший брат главного героя. - Прим. ред.). Он спел как смог. Теперь именно в этом месте, когда надо плакать, все зрители ржут. Я считаю, что в кино нельзя использовать запрещенные приемы. В фильме «В августе 44-го», к которому я писал музыку, режиссеры специально нашли мальчика-инвалида без руки и показали его в картине! Нельзя этого делать! Это все равно, что прямо в кадре откручивать котенку голову или ломать лапу собаке. Все зрители, естественно, будут рыдать. Но это уже не кино!

Про российский гимн

- К нашему новому гимну я отношусь отрицательно, это полный идиотизм. Но его утвердили, и ничего не поделаешь. Я предлагал свой вариант. И когда, исполнял его в Кремле, шесть тысяч человек не сговариваясь встали! Только несколько человек в первых рядах остались сидеть. Музыка заставила людей оторваться от своих кресел! Это как в ситуации с роскошной женщиной. Когда такая заходит в комнату, у мужиков начинает колоть в заду, и они поднимаются. Так и с гимном должно быть: ты поднимаешься не по обязанности, а по душевному порыву. А сейчас, когда звучит утвержденный гимн, я встаю исключительно по обязанности.

Про Москву и Петербург

- Я обожаю Москву и люблю Петербург. Эти города очень разные, между ними постоянно идет эстетическое соревнование. Москва любит москвичей и приезжих. А Питер как будто комплексует. Он должен быть увереннее в своей незаменимости и красоте, тогда и люди будут чувствовать себя в нем уютнее и свободнее.
Однажды со мной произошел один случай. Лет тридцать назад в Ленинграде меня снимали для центрального телевидения. Я прогуливаюсь по набережным в наушниках. С тех пор, куда бы я ни приезжал, меня все спрашивают: «Ну как там у вас, в Питере? Вы же там живете?» Когда начинаю объяснять, что я москвич, все сильно удивляются. Почему-то у многих своих зрителей и слушателей я ассоциируюсь именно с Петербургом. Мне приятно, хотя жить в этом замечательном городе я бы не смог - здесь для меня холодновато...

Про смерть и великого Козловского

- Я перестану испытывать чувство счастья, когда потеряю голос и не смогу петь. Но очень надеюсь, что к этому времени умру. Хотя я был знаком с человеком, которому было хорошо за восемьдесят, а он прекрасно пел. Это Иван Козловский. Мы общались за год до его смерти, о нас снимали фильм. Мы пели Фауста. А потом мне позвонили и сказали, что Козловский умер и его некому хоронить. Тогда я, режиссер и оператор фильма отправились в морг, забрали тело великого певца и похоронили его... Ощущения жуткие: на улице холод - 20 градусов мороза, я за рулем «пазика», в котором гроб с телом великого Ивана Козловского...

Алена БОБРОВИЧ

Фото Ирина КИСЕЛЕВА






Яндекс.Метрика