Just advertisingThe singer's voice ringing in prohibitively high register, his hatred, strength, faith! This episode of the vocal instrument then becomes - a kind of montage of several layers of music and noise. The basis of the whole - a bass ostinato rhythm (synth and drums). «The upper floors of the» built from the same time sounding the three greatest pieces of classical works, «Mass,» Bach's «Requiem» by Mozart and «The Rite of Spring» by Stravinsky... Read more - Songs on the music and arrangement. So, it all started with the «Skomorokhov» in 1966, where you played with Gradsky, Buynova and Shakhnazarov. What began themselves «Skomorokhs»? and the music!



Где-нибудь после Анненского…

Александр Градский: для удовольствия, вечности и друзей

НГ-ExLibris - Факты, события, комментарии

Александр Герасимов — 2011-08-04

Простите, Михаил Афанасьевич! Фото автора

В книжном магазине «Москва» состоялась презентация книги Александра Градского «Избранное». Музыкант решил открыться перед читающей публикой в качестве автора стихов, текстов песен, рассказов и либретто. Вполне себе подарочное издание упаковано в стильную черную картонную коробку и дополнено двумя музыкальными дисками, на которых собраны некоторые песни. Авторы слов – в основном известные отечественные поэты (Семен Кирсанов, Николай Глазков, Андрей Вознесенский, Саша Черный, Николай Рубцов). Импортные тоже есть (в переводах Маршака и Ваксмахера): Элюар, Блейк, Бернс, Шекспир… Ровно половину содержания компакт-дисков занимает сам Градский.

А книга – его целиком. Разбитая на этапы, она выглядит хронологически логично: «раннее…», «среднее…», «взрослое…», «позднее…», «стихи…» и «разное…» Социальная заточенность, лирика. Завершает текстовую часть опера «Мастер и Маргарита» («шутка о том, как один сумасшедший вообразил себя писателем… стал представлять себя поочередно то влюбленным, то потерявшим любимую, говорящим животным и римским прокуратором и даже Спасителем и Сатаной»; за шутку автор просит у Михаила Афанасьевича прощение)…

В предисловии сказано, что это издание – вынужденное. А также новое и непривычное. Примечательно и внешнее оформление книги, ибо всякий библиофил тут же признает в ней намек на известную серию «Библиотека поэта». Сам же Градский, обильно дымя сигаретами во время общения с посетителями книжного магазина, сказал так: «Подумал, что будет прикольно, если будут стоять великие поэты у кого-то на полке: Ахматова, Мандельштам, Ломоносов, Пушкин, Лермонтов… Я надеюсь, что эту книжку поставят все-таки где-нибудь после Анненского, сильно в глубине, конечно. Я как поэт не претендую на какую-то серьезную оценку».

Отдельного внимания заслуживает фатоальбом, содержащийся в книге. Юный Градский с родителями, с друзьями… Где-то похож на Поттера, где-то – на Леннона… Целая галерея портретов! Молодость в лагере МЭИ в Алуште, в студиях звукозаписи и на концертных площадках разных стран. Рок-группы «Славяне», «Скоморохи»… Фото с сильными мира сего и талантливыми мира сего же… Ближе к финалу – снимки у могил Нуреева и Галича.

Говоря о своем «Избранном», Александр Борисович признался, что вряд ли издаст что-то подобное снова («для этого ведь надо еще 150 стихотворений написать»). И добавил, что испытал очень большое удовольствие, подержав собственную книгу в руках. Удовольствие это, по словам артиста, было куда больше, чем удовольствие от собственных пластинок.






Яндекс.Метрика