Just advertisingNaturally, the colonels, not read Sasha Black, not for a moment doubted whose face it we have in mind (as well as a large part of the hall, are not spoiled bibliographically rare classics). Now they have decided that unless the organizers of the psycho «On ugolovke» because even though the singer for the policy... Read more - Songs on the music and arrangement. So, it all started with the «Skomorokhov» in 1966, where you played with Gradsky, Buynova and Shakhnazarov. What began themselves «Skomorokhs»? and the music!



Из книги

"Легенды Русского рока"

Москва, "Леан", 1999
Автор статьи - ВИКТОР ТРОЕГУБОВ
Александр Градский

Купить на OZONе...

Будущий мэтр отечественного рок-н-ролла родился 3 ноября 1949 года в городе Копейске Челябинской области в семье инженера-механика и драматической актрисы. В Москве его мать приглашали работать во МХАТ, но она была вынуждена уехать с мужем на Урал, куда его после окончания института распределили на завод. Но и вдали от столицы театральное начало брало свое - мать Александра организовала драмкружок для подростков. Говорят, многие ее воспитанники впоследствии стали профессиональными актерами... В Москву семья вернулась лишь в 57-м году, когда Саше было уже семь лет. Сразу после приезда родители отдали сына в Гнесинcкую музыкальную школу в класс скрипки педагога Виктора Васильевича Соколова. О том, насколько хорош был этот преподаватель, говорит следующий факт: когда Соколов по каким-то сугубо бытовым соображениям был вынужден перебраться в менее престижную школу им. Дунаевского - за ним ушел почти весь его "гнесинский" класс. Мальчику очень нравились музыкальные занятия в школе, но необходимость многочасовых домашних упражнений угнетала. В общеобразовательной школе отношения с предметами сложились как-то сразу. Все математические дисциплины, физика и химия Саше не нравились, зато история и литература сразу стали его стихией. Он читал запоем прозу и поэзию, а в тринадцать лет написал свое первое стихотворение.
У родителей после возвращения в Москву существовали некоторые проблемы: из-за серьезной болезни время становиться "начинающей артисткой" было упущено, и мать стала работать руководителем кружков, параллельно занимаясь литературной деятельностью в журнале "Театральная жизнь". Сашин дядя (брат матери) работал в моисеевском ансамбле (ансамбль народного танца СССР), одном из немногих коллективов, которым разрешали зарубежные гастроли не только в странах социалистического лагеря, но и в крупнейших капиталистических державах. Таким образом дядя оказался среди тех, кому посчастливилось участвовать в трехмесячных гастролях по Америке.
Когда дядя возвращался из-за границы, он привозил не только заграничные вещи, но и пластинки с диковинной музыкой, которую в Советском Союзе имели возможность слушать только партаппаратчики и дипломатические работники. В дядиной коллекции было целых пять или шесть (по тем временам - редкость!) пластинок: Элвис Пресли 57-го года, Луи Армстронг, альбом саксофониста Стива Гетца, какие-то блюзы. Итак, благодаря дядиным великолепным пластинкам и роскошной "фирменной" стереосистеме, Саша уже в 10 - 12 лет получил возможность слушать самую современную, по мировым понятиям, музыку. А ведь он был начинающим музыкантом, мог оценить качество звука и голоса... Сам Александр считает, что именно тогда получил первый рок-н-ролльный импульс, упавший на благодатную почву, - он уже был увлечен творчеством отечественных исполнителей, таких, как Марк Бернес, Клавдия Шульженко и Лидия Русланова. И еще один интересный факт: в тринадцатилетнем возрасте юный Градский пошел в студию "звуковых писем" на улице Горького (ныне - Тверская) и записал песню "Тутти-Фрутти" Литл Ричарда. Однако в социалистических условиях счастливый случай Пресли не повторился, и гибкая грампластинка, по словам Александра, "До сих пор где-то валяется".

Появление в 1962 - 1963 годах первых записей группы "Beatles" вызвало мировую революцию в поп-музыке. Свежее дыхание их творчества серьезно трансформировало музыкальные интересы Саши Градского, новая музыка вызвала всепоглошающий интерес... Лишь через пять-шесть лет, поступив в Гнесинский институт, повзрослевший Александр продолжит заниматься классическим пением и игрой на классических инструментах, а пока наступила пора безоговорочного рок-н-ролла - на период с четырнадцати до девятнадцати с классикой было "завязано".
Судьба редко дарует талантливым людям долгую безоблачную юность. В 1963 году, в результате серьезного заболевания почек, оборвалась жизнь Тамары Градской. Саша остался жить... как бы с отцом, но фактически - с бабушкой. Дело в том, что отец вскоре женился вторично, и рано повзрослевший четырнадцатилетний подросток практически остался один. Александру пришлось стать самостоятельным: с четырнадцати лет он начал работать в группе, ездить на гастроли, у него появились собственные деньги (не очень значительные, но наполнявшие его ощущением собственного достоинства). Вскоре отец со своей женой переехал на другую квартиру, и Александр остался вдвоем с бабушкой. Их взаимоотношения нельзя было назвать простыми: его знакомые были довольно шумными мальчиками и девочками, а бабушке было уже под семьдесят, к тому же она была человеком строгих правил.
Первым коллективом, в котором Градский начал свой рок-н-ролльный путь в декабре 1963 года, была группа "Тараканы", состоявшая из польских студентов МГУ и выступавшая на всех студенческих мероприятиях. Четырнадцатилетний Александр выходил как приглашенный солист и пел несколько песен. Репертуар Градского (как и "Тараканов") состоял из англоязычных номеров, но однажды он попробовал спеть модный твист Арно Бабаджаняна "Песня о Москве": "Ты никогда не бывал в этом ороде светлом...", и это произвело впечатление на зрителей.
После полугостевой роли в "Тараканах", в октябре-ноябре 1965 года Градский становится полноправным членом (вокал, гитара) одной из первых отечественных групп "Славяне". ("Славяне" являлись третьей - по времени создания - рок-группой Москвы. Первыми в июле-августе 65-го появились "Brothers" - "Братья", но они просуществовали крайне недолго. Вторыми были "Соколы", или "Сокола", "взлетевшие" из гнезда "Братьев" в сентябре того же 65-го. "Славяне" и "Соколы" конкурировали между собой. "Славяне" ориентировались, в основном, на "Битлз", "Соколы" - на "Роллинг Стоунз" и, позднее, "Манкиз"'.) Кроме него, в состав группы входили: лидер коллектива Михаил Турков (гитара), Виктор Дегтярев (бас) и Вячеслав Донцов (ударные). Чуть позднее, через пару месяцев, к коллективу присоединился электроорганист Вадим Маслов. Несмотря на название, группа исполняла только песни "Веаtlеs" и "Ко111пд К1опек". Коллектив просуществовал в данном составе около года, после чего из него один за другим стали уходить его участники, причем первым стал наш герой, раньше других сумевший понять необходимость собственного русскоязычного репертуара. К этому времени (в 1966 году) Александр уже написал свои первые песни, среди которых были и названная им в одном из интервью абсолютно идиотской песня "Взошла над городом заря",и ставший позднее его визитной карточкой "Синий лес". (Этот первый свой русскоязычный опус Градский придумал в троллейбусе. До этого в Москве была "зарегистрирована" единственная рок-песня на русском языке. Ее сочинили "Соколы", и называлась она "Солнце над нами", вызывая прямую ассоциацию с абсолютным лидером стритового хит-парада - "Домом восходящего солнца".) Бесспорно, с сочинением собственных песен еще были проблемы. Но уже во времена "Славян" Саше стало абсолютно очевидно: любой собственный репертуар лучше, чем хорошее подражание "битлам". А поскольку на все предложения Градского его согруппники говорили: "Зачем это нужно?", он понял: для того чтобы исполнять собственные песни, нужна своя группа.

В марте 1966 года появилась группа "Скоморохи", в которой, кроме ее лидера Александра Градского (вокал, гитара), играли барабанщик Владимир Полонский и клавишник Александр Буйнов (да-да, тот самый). На начальном этапе бас-гитариста в команде не было, однако вскоре к трио присоединился будущий создатель группы "Аракс", а тогда - просто хороший басист Юрий "Шах" Шахназаров. "Скоморохи' начали играть собственную музыку, однако бит-концерты тогда были не в моде, а на танцы группу с собственным репертуаром никто не приглашал. Продолжать новое дело без денежной подпитки было невозможно, поэтому Градский с бывшими "славянами" Донцовым и Дегтяревым создали параллельную группу с западным репертуаром "Лос Панчос" (она просуществовала до 68 года, так как на танцах заказывали только фирменные вещи). "Скоморохи" же выступали, в основном, на бесплатных или почти бесплатных концертах, интерес к которым только начинал появляться. Правда, на этих выступлениях "Скоморохи" исполняли и импортные бит-композиции, но основной задачей ставилось "нагнетание" собственной музыки. Песни очиняли все. Градскому принадлежал вышеупомянутый "Синий лес", юморная "Птицеферма", семнадцатиминутная рок-опера "Муха-Цокотуха" по Чуковскому и "Гимн '"Скоморохов" на стихи Валерия Сауткина. Буйнов сочинил "Песню об Аленушке" и "Шелкова ковыль, трава-мурава" (тексты Сауткина). Шахназарову удались два тогдашних суперхита "Мемуары" и "Бобер" (слова Сауткина). Очень жаль, что в то время "Скоморохам" не удалось зафиксировать свои опусы на магнитной ленте, ведь позже Буйнов и Шахназаров покинули группу, в результате чего первые записи группы - сделанные уже в семидесятых - включали только песни Градского... Постепенно количество перерастало в качество, и, в конце концов, запланированное "нагнетание" собственного творчества удалось - к 69-му "Скоморохов" с их собственным репертуаром начали слушать на танцах. Надобность в "Лос Панчос" отпала, и этот коллектив перестал существовать.

А все быстрее набиравшие обороты "Скоморохи" становились по-настоящему популярной группой - их хотели слушать не только в Москве. Появились гастрольные поездки по стране, что, конечно же, являлось признанием возросшей популярности.
На протяжении 1966 - 1971 годов в группе поиграли такие впоследствии именитые музыканты, как Александр Лерман (позднее - "Ветры перемен", после эмиграции в США - группа "Саша и Юра") - гитара, вокал; Юрий Фокин (позднее - "Цветы") - ударные; сменивший ушедшего в армию Буйнова Игорь Саульский (позднее - "Машина времени" и "Арсенал"') - клавишные, бас-гитара... Иногда перемены касались не отдельных участников, а всех "Скоморохов". На некоторые периоды группа даже приостанавливала свою деятельность. Так случилось и в 1970 году, когда Градский и Полонский вместе пошли работать в ВИА "Веселые ребята" под управлением Павла Слободкина. (Вокально-инструментальный ансамбль. Именно такое понятие было придумано в министерстве культуры СССР для того, чтобы избежать прозападного термина рок-группа. Слово "рок" вообще находилось тогда под запретом, и немногочисленным музыкальным критикам, пытающимся проанализировать новое для нашей страны музыкальное течение, приходилось пользоваться термином "биг-бит" или просто "бит".) Спустя три месяца, после длительной гастрольной поездки, заработав денег на жизнь, Градский ушел из ансамбля. Полонский, которому, по словам острого на язычок сотоварища, "понравилось получать деньги", остался в "Веселых ребятах". Вечная нехватка средств для приобретения собственной аппаратуры довольно часто подталкивала "Скоморохов" к работе во всевозможных филармонических коллективах. В одно время Градский принял предложение начинающего композитора Давида Тухманова и отправился в гастрольное турне по стране в качестве... гитариста, так ничего не пропев за всю поездку. Может быть, это вынужденное молчание было вызвано абсолютным нежеланием исполнять изначально выхолощенные тексты поэтов-песенников. В 1968 году Градский на некоторое время попадает в знаменитый тогда ВИА "Электрон", где заменяет на месте соло-гитариста знаменитого Валерия Приказчикова, и опять не поет. В течение двух-трех лет ему довелось колесить по стране с абсолютно разноплановым репертуаром в компании самых разных музыкантов и солистов и практически нигде и никогда не петь. Только однажды, под рев восхищенного зала, он под чужим именем спел сольный концерт, заменив заболевшего филармонического солиста. Да, нелегко давалось исполнение мечты - заработать денег на аппаратуру, подготовить свою программу и "выдать" русский рок-н-ролл.

В 1969 году утоливший свой рок-н-ролльный голод Александр, не покидая группу, поступает на факультет сольного пения института имени Гнесиных. (Педагог Л.В. Котельникова. Впоследствии Александр совершенетвует мастерство в классе Н.А. Вербовой. Педагог по камерному классу - Г.Б. Орентлихер, в оперном классе с ним работают С.С. Сахаров, Н.Д. Шпиллер и М.Л. Мельтцер.) Казалось бы, это событие. никак. не могло повлиять на судьбу группы, однако... В 1971 году на всесоюзном фестивале "Серебряные струны", проходившем в городе Горьком (ныне - Нижний Новгород), "Скоморохи" произвели своим двадцатиминутным выступлением фантастический фурор, получив в результате шесть главных призов из восьми. (Две оставшиеся награды были присуждены тогда еще самодеятельному "Ариэлю".) И это притом, что за десять дней до начала фестиваля группу покинули сразу два участника: Александр Лерман (в настоящее время преподает лингвистику в американском университете, одновременно продолжая музыкальную деятельность в группе "Саша и Юра") и Юрий Шахназаров (впоследствии возглавлял группу "Аракс", способствовал ее переходу в театр им. Ленинского Комсомола, ему Ленком обязан многими своими музыкальными успехами; еще позже Шахназаров стал музыкальным руководителем группы "Рецитал", аккомпанирующей суперзвезде отечественной сцены Алле Пугачевой). По этой причине появившемуся в тот момент пианисту Игорю Саульскому пришлось срочно переквалифицироваться в бас-гитариста и уже в поезде "Москва - Горький" учить басовые партии... Результат выступления превзошел самые смелые ожидания, а один из членов жюри, музыковед Аркадий Петров, воодушевленный этим концертом, на свой страх и риск организовал группе запись на радио (кстати, это была первая запись Градского в студии). Почти в то же время, может быть чуть позже, режиссер Андрон Михалков-Кончаловский начинал свою работу над фильмом "Романс о влюбленных". В качестве композитора фильма режиссер собирался пригласить Мурада Кажлаева, однако в самый последний момент по каким-то обстоятельствам Кажлаев не смог взяться за работу. Вездесущий Аркадий Петров, знакомый и с Кажлаевым, и с Кончаловским, предложил последнему кандидатуру Градского, и учащийся Гнесинского института стал композитором фильма. В 1974 году "Романс о влюбленных" появился на экранах кинотеатров и произвел эффект разорвавшейся бомбы, моментально сделав знаменитыми своих создателей. Музыка к "Романсу..." была такой же новаторской, как и сам фильм. Ничего подобного в СССР до этого не звучало, а песни, написанные к фильму, сделали их автора знаменитым на всю страну. (Все мужские вокальные партии Градский исполнил сам, спел за всех героев, удивительно перевоплощаясь - и вокально, и образно.) Мы не зря "прицепили" историю с фильмом к поступлению Александра в Гнесинский институт. Поверьте, в те времена человек, не причастный к официальной музыкальной системе (хотя бы в качестве студента музыкального института), никогда не мог быть утвержден на место композитора фильма. Кстати, очень престижный международный музыкальный журнал "Биллбоард" объявил Градского "Звездой года" (1974) "за выдающийся вклад в мировую музыку".

Начало семидесятых годов ознаменовалось поголовным ростом интереса к рок-н-роллу, особенно это было заметно в столице. Подпольный рок стал некой таинственной альтернативой официальной советской страде, набившей оскомину своим разрешенным единообразием. Конечно, проникновение рок музыки "в народ" было существенно затруднено ее абсолютным отсутствием в средствах массовой информации. Однако именно в эти годы в Москве создалась административная инфраструктура подпольного рока. Не имевшие никакого отношения к легальным концертным организациям "менеджеры" обеспечивали работой дюжину наиболее активных московских рок-групп, которые выступали как любительские коллективы, фактически являясь профессионалами, зарабатывавшими очень приличные деньги. Выступления происходили в небольших клубах и домах культуры, уследить за которыми ввиду их многочисленности не могли ни концертные органы, ни милиция. Менеджмент подобных концертов был несложным: арендовался зал и распространялись через "своих ребят" самодельные билеты, стоимость которых порой достигала пяти рублей, что, при среднем количестве мест в зале около четырехсот-пятисот, составляло вполне приличную сумму. Конечно, музыкантам доставалась меньшая часть, однако их гонорар намного превосходил сотенную сумму, еще недавно казавшуюся пределом желаний. Почти все выступления рок-групп, одним из фаворитов среди которых числились "Скоморохи", сопровождались диким ажиотажем. Довольно часто билетов всем желающим не хватало, и оставшиеся неудачники начинали штурм дверей и окон зала. Предлагаю посетить один из концертов группы "Скоморохи" и увидеть его глазами главного действующего лица (А. Градского): "Это было летом 1971 года. Мы должны были играть на танцах в фойе института народного хозяйства. Было продано 1500 билетов, и кто-то напечатал еще тысячу фальшивых. В момент выгрузки аппаратуры в машине забыли металлические стойки для том-баса, и я спустился за ними, а когда вернулся, толпа у входа была такой, что я не мог протиснуться ко входу. Я им говорил: "Я - Градский, мне надо пройти!", но вокруг посмеивались и отвечали: "Все тут Градские, всем надо пройти". Эта ситуация объясняется крайне просто: ввиду полного игнорирования средствами массовой информации любой информации о рок-музыке, народ просто не знал своих "героев" в лицо! "Но играть было необходимо - мы взяли деньги вперед, - продолжает Александр. - Мне не оставалось ничего другого, как полезть вверх по стенке, цепляясь за водосток и уступы плит. Я добрался до первого подвернувшегося открытого окна на третьем этаже, влез туда и оказался прямо на заседании комитета комсомола. Люди там, конечно, выкатили глаза. Ну что, я отряхнулся, говорю: "Извините, у нас тут танцы", - и прошел в дверь. На танцах тоже было весело: человек восемь девушек в середине зала разделись догола и плясали, размахивая лифчиками. Дружинники увидели это с балкона и стали пробираться к ним, но, пока они протискивались, те уже успели одеться".

В начале семидесятых, когда "Скоморохи" переживали наиболее серьезные проблемы, связанные с изменением состава, в "тусовочном народе" бытовало мнение, что группа окончила свое существование. Нельзя сказать, что эти слухи были абсолютно беспочвенны. Во-первых, Градский начал практиковать сольные выступления (под гитару), а во-вторых, записав в 1973 гаду свою первую гибкую грампластинку "Синий лес", он, по его собственным словам, "начал становиться начальником". Оба эти обстоятельства в глазах любителей музыки выдвигали его персону на роль солиста, а других "скоморохов" низводили до статуса аккомпанирующей группы. (Кстати, в этом нет ничего обидного. Точно так же вырос из равноправной группы "насев" сольный исполнитель Род Стюарт, да и бывшие "битлы" с конца шестидесятых начали индивидуальную карьеру.) Тем не менее, именно в это время "Скоморохи" обрели свой окончательный состав, впоследствии записавший все основные партии в альбомах Градского: Александр Градский - вокал, гитара, фортепиано, синтезатор, скрипка, челеста, другие инструменты; Сергей Зенько - флейта, саксофон; Юрий Иванов - бас-гитара, гармоника; Владимир Васильков - ударные.

Следуя за хитросплетениями судьбы, мы, пожалуй, несколько нарушили хронологию событий, поэтому возвратимся в 1971 год, когда после Горьковского триумфа, усилиями работавшего на радиостанции "Юность" Аркадия Петрова, Градский и "Скоморохи" получают возможность записи на радио. Их первые студийные работы становятся первыми рок-композициями, записанными в СССР (и первыми сохранившимися записями "Скоморохов"). И именно при работе в студии открывается еше одна уникальная артистическая черта Градского - его способности мультиинструменталиста. В своих песнях он является не только автором музыки и многих текстов, не только супервокалистом, осуществившим впервые в нашей стране многократное наложение четырехголосия, но и исполнителем большинства инструментальных партий. Кстати, использовать свои мультиинструментальные способности ему позволила впервые примененная в СССР многоканальная технология звукозаписи. Композиция "Только ты верь мне" была записана им целиком (партии всех инструментов и голосов), что до этого в мире удалось проделать лишь Полу Маккартни... В 1972 году Александр записывает две композиции ("Жил был я" и "Джоконда") для авторского альбома Давида Тухманова "Как прекрасен этот мир". Хочется подчеркнуть, что в Советском Союзе этот альбом стал первой студийной работой с использованием шестнадцатиканальной аппаратуры.

В 1974 году Градский оканчивает Гнесинский институт (специальность в дипломе: оперный и концертно-камерный певец) и получает предложение петь в опере. Однако ограничить свою музыкальную карьеру жесткими рамками классического оперного репертуара было непросто, особенно в тот момент, когда по всей стране гремели премьеры "Романса о влюбленных".

Воспользуемся собственными слонами главного действующего лица, ибо кто лучше него может оценить всю гамму чувств? "...Пока я играл в Москве или ездил на гастроли, я, разумеется, видел, что толпе песни мои нравятся. Между тем, мне, естественно, хотелось как-то профессионально расти. Я всерьез думал: если я пойду работать в оперный театр, то это действительно поставит меня выше прежнего уровня. Но тут выходит "Романс о влюбленных", который придут смотреть 70 миллионов человек. Люди смотрят и говорят: "Какая замечательная музыка!". Так я становлюсь известным многим в своем собственном деле. Так я прихожу к пониманию, что вот это - моя дорога, и именно ею мне надо идти!". Нельзя сказать, что творческий путь Александра навсегда разошелся с классической оперой. Впоследствии, в 1988 году, он споет в Большом театре уникальную по своим вокальным параметрам партию Звездочета в опере Римского-Корсакова "Золотой петушок", да и в его сольных концертах периода 90-х арии из классических опер займут достойное место. Кроме того, не станем забывать, что Градский является автором не только шуточной оперы "Муха-Цокотуха", длящейся около семнадцати минут, но и полнометражной оперы "Стадион" (либретто и стихи Маргариты Пушкиной и Александра Градского), над которой он работал с 73-го по 75-й год. Правда, потом еще. почти десять лет автору пришлось "пробивать" возможность записать это произведение и выпустить его в свет, что удалось лишь в 1985 году. Участие в записи (83 - 85 гг.) принимали такие разноплановые исполнители, как Алла Пугачева и Владимир Мозенков, Елена Камбурова и Александр Миньков (нынешний певец "Парка Горького"), Владимир Кузьмин и Иосиф Кобзон, Андрей Макаревич и Михаил Боярский, Андрей Миронов и многие другие. И в настоящее время Градский работаёт над оперой "Мастер и Маргарита" по Булгакову, но, по его собственному признанию, работа движется довольно медленно. Кстати, свидетельством исполнительского вокального мастерства Градского стало и то, что с 1979 года он стал преподавать вокал в училище им. Гнесиных, а с конца 80-х появились ученики и в одноименном институте.

Парадокс музыкальной карьеры Александра Градского при социализме заключался в следующем: с одной стороны, он был рок-н-ролльным революционером, крайне неудобным для министерства культуры СССР, которое как учреждение тоталитарного государства исповедовало консервативные взгляды на искусство, а от всего нового шарахалось как черт от ладана; с другой стороны, с 1974 года он являлся обладателем официального вокального диплома, лауреатом всесоюзного музыкального фестиваля, автором музыки к нашумевшему кинофильму, в общем обладал набором регалий, которые в иерархическом государстве имели вес. Он был разрушителем системы и ее частью одновременно. Может быть, поэтому система именно ему впервые "позволила" официально исполнять рок-музыку. В гигантских дворцах спорта он дает по три-четыре сольных концерта в день, и привыкшие к спортивным баталиям бетонные трибуны содрогаются от трехоктавного диапазона его голоса и оваций публики. Репертуар его выступлений был абсолютно нетрадиционным. Как в калейдоскопе сменяют друг друга сказочные разноцветные мозаики, так на его концертах чередовались народные напевы и жесткие рок-композиции, вокальные изыски и меткие социальные зарисовки.

Воодушевленные успехом "Романса о влюбленных" кинорежиссеры наперебой предлагают Александру работу над музыкой к кинофильмам. В 1975 году он работает сразу над несколькими кинолентами, не забывая о собственных записях, одновременно участвует и в проектах разных авторов: Геннадия Гладкова и Эдуарда Колмановского, Марка Минкова и Марка Фрадкина, а также многих других. В том же году Градский поступает в Московскую консерваторию в класс композиции Т.Н. Хренникова и записывает песню "Как молоды мы были" (музыка А.Пахмутовой на стихи Н. Добронравова). Эта песня на долгое время становится суперхитом не только на радио и телевидении, но и на всевозможных домашних посиделках, хотя она (в отличие от обычных трехаккордных шлягеров) достаточно сложна для непрофессионального исполнения. Вообще, в этой композиции на удивление органично переплелись и стихотворное видение Николая Добронравова (этот текст оказался одинаково актуален и для пожилых ровесников поэта, и для молодых людей - годившихся ему во внуки), и композиторский мелодизм Александры Пахмутовой, дополненный отличной оркестровой аранжировкой, и высочайшее вокальное мастерство Александра Градского.
Постоянная студийная работа в сочетании с активным музыкальным образованием и великолепными профессиональными данными позволяют Александру творить в студии чудеса.. Жанр песни как отдельно взятого произведения становится уже не так интересен ему. В 1976 году Градский записывает первую часть сюиты "Русские песни", а двумя годами позднее, по совету Аркадия Петрова, появляется и вторая часть. В 1980 году на Всесоюзной фирме грамзаписи "Мелодия" выходит одноименная пластинка, жанр которой на конверте определен как "сюита на темы русских песен", хотя многие музыковеды считают альбом "Русские песни" первой рок-пластинкой, вышедшей в СССР (имеются в виду долгоиграющие пластинки. Миньоны и отдельные песни в сборниках выходили и раньше). Дабы читатели не могли упрекнуть авторов этой книги в личных пристрастиях. Приведем аннотацию на этот альбом Артема Троицкого из его нашумевшей книги "Снова в СССР": "...Вышел и первый значительный рок-альбом - "Русские песни" Александра Градского.. Это удивительно яркие и смелые интерпретации восьми аутентичных народных песен, созданных на протяжении тысячи лет, - от языческих ритуалов до революционного марша. К сладкому фолк-попу "Песняров" или "Ариэля" это не имеет никакого отношения - все номера предельно насыщенны, эмоциональны, с выдумкой аранжированы и в целом складываются в осмысленную историческую ретроспективу. Интересная, местами даже страшноватая музыка. Одна песня - "Плач" - абсолютно фантастична и не похожа ни на что. Градский сделал наложение порядка десяти вокальных партий, где пел за мужчин, женщин и безумных старух, причитающих на древнем похоронном обряде. У Градского великолепно поставлен голос (певец даже проходил прослушивание в Большом театре), но здесь он клянется, что после записи неделю не мог говорить. Если то не рок, то что-то еще покруче...".

Опробовав свои силы в новом ля себя жанре вокальной сюиты и приняв такую форму как наиболее удобную для собственного творчества, Градский начинает "выдавать" одну студийную работу за другой: "Утопия А.Г." на стихи Пьера Беранже, Перси Шелли и Роберта Бернса (запись 1979 года); "Сатиры" на стихи Саши Черного (1980); "Сама жизнь" на стихи Поля Элюара (1981); "Звезда полей" на стихи Николая Рубцова (1982); "Флейта и рояль" на стихи Владимира Маяковского и Бориса Пастернака (1983); "Ностальгия" на стихи Владимира Набокова (1984); "Концерт-сюита" (на собственные стихи, 1979 - 1987); "Монте-Кристо" (на собственные стихи, 1987); "Экспедиция" (на собственные стихи, 1990). Кроме этого, записываются: вышеназванная опера "Стадион" (либретто А.Г. и Маргариты Пушкиной,1983 - 1985) и балет "Человек" по мотивам Редьярда Киплинга (либретто А.Г., 1987). Все эти работы (кроме "Экспедиции") издаются с опозданием от одного до семи лет от момента завершения записи, но абсолютный рекорд в 13 (!!!) лет принадлежит альбому "Размышления шута", где собраны самые ценные записи Градского и "Скоморохов" периода 1971 - 1974 годов, что никак не повлияло на руководство "Мелодии", издавшее долгоиграющую пластинку лишь в. 1987 году. И это несмотря на то, что миньон с отдельными песнями выходил еще в 1978 году.
1980 год, оставшийся для всей страны годом смерти Владимира Высоцкого, становится для Александра в какой-то степени переломным. Нельзя сказать, что он подхватил из рук Высоцкого знамя некоего социально-человеческого откровения, но с этого момента его песни (такие, как "Песня о телевидении", "Монолог батона за 28 копеек", "Песня о друге" и др.) наполняются новой трагической глубиной, становясь не просто опусами в песенном жанре, а скрупулезными и беспощадными документами эпохи. Может быть, именно этим вызвано то, что в 83 - 84 годах с Градским происходят постоянные "неприятности", однако в конце концов голос и талант "'принимаются во внимание"... Только в 1987 году Александра принимают в Союз композиторов, а в 1988 году впервые выпускают за границу - в поездку в США с группой деятелей искусства, кино и политики.

В самом конце восьмидесятых, восьмидесятых, заручившись поддержкой правительства Москвы, Александр Градский получает здание в центре Москвы ( бывший кинотеатр "Буревестник" у метро "Добрынинская") и начинает реконструкцию, с целью создания в Москве Театра современной музыки. Возглавляемое им Московское театрально-концертное музыкальное объединение (МТКМО) издает на 13 компакт-дисках полное собрание сочинений маэстро под названием "Коллекция А.Г.", снимает и выпускает в свет музыкальные фильмы "Антиперестроечный блюз" (1991) и "ЖивЪем в России" (1996). МТКМО устраивает два "безумных" концерта в Москве (25 января 1990 г. и 17 марта 1995 г.), где, кроме традиционного сольного выступления певца, ему аккомпанируют симфонический оркестр и оркестр русских народных инструментов, а также рок-группы и друзья по цеху. В репертуаре этих уникальных концертных действ звучат не только песни Градского, но и классика: русские романсы и арии из всемирно известных классических опер.
Вследствие достаточно позднего выхода музыканта на международный рынок, его успехи не так уж широко известны в родном отечестве. Однако ему приходилось работать в совместных проектах с такими величинами западной музыки, как Лайза Миннелли и Шарль Азнавур, Дайана Уорвик и Крис Кристоферссон, "Grateful Dead" и Джон Денвер, Сэмми Дэвис и Синди Питерсон, - в США, Германии, Швеции, Испании и Греции. В 1990 году, после успешного завершения совместных с Джоном Денвером концертов в Японии, на Градского обращает внимание ведущая японская звукоиздательская фирма, VМI (VICTOR). В результате подписанного в Токио контракта, выходят в свет два компакт-диска "Metamorphoses " ("Метаморфозы", 1991 г.) и "The fruits from the cemetery" ("Фрукты с кладбища", 1995г.), на которых певец исполняет абсолютно разностилевые композиции, от русских народных песен и всемирно известных оперных арий - до классических западных рок-н-роллов и японских романсов.

Любое литературное повествование, будь то судьба человека или история творческого пути, принято завершать эффектной концовкой. Но, как говорят англичане, "что же это pа традиция, из которой нет исключения", а посему мы оборвем наш рассказ в твердой надежде, что Александр Градский еще не раз порадует нас своими достижениями.





Яндекс.Метрика