Just advertisingWhen it is apparent propensity for black robes called Gradsky black sheep well, does not work. This flock flew the wrong way. Russian rock music has gone a different way than the world, the main trend is the consistent professionalization. Gradskij chose to go with the music of the world... Read more - Songs on the music and arrangement. So, it all started with the «Skomorokhov» in 1966, where you played with Gradsky, Buynova and Shakhnazarov. What began themselves «Skomorokhs»? and the music!



Неприятно в океане...

(Генриху Левину по поводу влюбления его в Шурочку Любарскую)

Музыка: А. Градский
Стихи: Н. Олейников

mp3Музыкальный фрагмент (для ознакомления)

Николай Макарович Олейников (1898 -1937) - один из самых оригинальных и ярких представителейрусского поэтического авангарда 1920 - 1930-х годов, тонкий лирик и пародист, поэт-сатирик, философ, своеобразный стилист, с именем которого связано целое художественное направление так называемого "абсурдизма" (Д. Хармс, А. Введенский, Н. Заболоцкий и др.). Погибший во времена сталинщины, он на десятилетия был исключен из истории литературы. Его произведения не издавались, большая их часть оставалась в рукописях и списках, сохраненных семьей и друзьями поэта.

Неприятно в океане почему-либо тонуть
Рыбки плавают в кармане, в сердце тоже как-бы муть
Отчего же ты, несчастный, в океан страстей попал
Из-за Шурочки прекрасной, быть собою перестал

Есть печальные примеры, ты о них не забывай
Как любовные химеры, привели в загробный край
Все равно надежды нету, на ответную струю
Лучше сразу к пистолету, устремить судьбу свою

Если Вы зайдете в сад, там почти на каждой ветке
Невеселые сидят, точно запертые в клетках
Наши старые знакомые, небольшие насекомые
То-есть пчелы, то-есть мухи, то-есть те кто в нашем ухе
Букву З-з-з изготовляли, кто летали и кусали
И тебя и твою Шуру, за роскошную фигуру

Но бледна и нездорова, там одна блоха сидит
По фамилии - Петрова, некрасивая на вид
Она яросно влюбилась, в кавалера одного
Помню как она резвилась, в предвкушении его
И глаза ее блестели, и рука ее звала
И близка к заветной цели, эта дамочка была

Она юбки надевала из тончайшего пике
И стихи она писала на блошином языке
И про ножки, и про ручки, и про всякие там штучки
Насчет похоти и брака. Оказалось же, однако,
Что прославленный милашка - не котеночек, а - хам
В его органах - кондрашка, а в головке - тарарам

Он сменил ее на деву - обольстительную мразь
И в ответ на все напевы - затоптал ногами в грязь
И с тех пор ей все постыло - и наряды и белье
И под лозунгом - могила, догорает жизнь ее

Тяжко жить на этом свете, в нем отсутствует уют
Ветер воет на рассвете, волки зайчика грызут
Плачет маленький теленок под кинжалом мясника
Рыбка бедная спросонок - лезет в сети рыбака
Лев рычит во мраке ночи, кошка воет на трубе
Жук-буржуй и жук-рабочий гибнут в классовой борьбе

Но все пройдет на этом свете, от бациллы до слона
И любовь твои и песни и планета и луна
И блоха мадам Петрова, что сидит к тебе анфас
Помереть она готова, и помрет она сейчас
Дико прыгает букашка с беспредельной высоты
Разбивает лоб бедняшка - разобьешь его и ты!

Неприятно в океане почему-либо тонуть
Рыбки плавают в кармане, в сердце тоже как-бы муть
Отчего же ты, несчастный, в океан страстей попал
Из-за Шурочки прекрасной, быть собою перестал


Версии песни (*) представлены на:
  • аудиозапись "Клуб "Белый попугай" - 1997 (1)


Публикации:





Яндекс.Метрика