Just advertisingIt would be concluded as a whole orchestra. He takes a guitar, and we have nothing. He can sing and the orchestra, and under any structure. This is a person - and the lyrics and the music that he writes, and outlook on life, and rejection, solid, long-standing opposition to any dirty tricks... Read more - Songs on the music and arrangement. So, it all started with the «Skomorokhov» in 1966, where you played with Gradsky, Buynova and Shakhnazarov. What began themselves «Skomorokhs»? and the music!



"Лучше покрась свой забор, друг!"

Владимир КОЖЕМЯКИН

Фото Геннадия УСОЕВА


По материалам: "Аргументы и факты"

№ 40 (1301) от 5 октября 2005 г.
Лучше покрась свой забор, друг! - Александр Градский

Александр ГРАДСКИЙ, сам не всегда того желая, взрастил целую плеяду бунтарей с гитарами наперевес. А потом заявил: «Знаете, потянуло на лирику…» Потому что возраст, да и сражаться стало не с кем.


Тиран от Бога

— АЛЕКСАНДР Борисович, в конце 80-х вы спели: «Ах, время наше сучее, летучее, ползучее и прочее жулье». Что-то изменилось?

— Что-то стало лучше, что-то похуже — это нормально. Я и не предполагал, что окажусь Кассандрой. Раньше люди не самого большого ума и таланта лишь иногда попадали в свет юпитеров, а теперь это сплошняком. Но меня сейчас больше тянет на лирику.

— Вы как-то обронили по поводу гражданской песни: «Сегодня не с кем бороться. Мы добились всего, чего хотели. Сатира изживает себя…» Противоречие!

— Это, скорее, мог сказать Жванецкий. И сейчас извращений в жизни хватает. Но в стране больше порядка. Хотя некоторые вещи кажутся дикими. Как могут быть в одном государстве два флага: царский — для народа и красный — для армии?! Говорят, на Руси был красный флаг с ликом Христа, но это же другое. Гимн (музыка Александрова, слова Михалкова) соседствует с триколором и православием. Это сюрреализм и отрыжка коммунизма.

— Ваши стихи: «Будь ты рокер или инок, ты в советской луже вымок…»

— Но это не значит, что так и надо жить дальше. Тут проявилась недальновидность власти. Символика — вещь важнейшая! Я принимаю наш новый гимн и встаю, когда он звучит, но он мне не по душе.

— Когда вам в Кремле вручали Госпремию, вы отозвались фразой: «Любая власть — от Бога». А если бы главой государства был тиран — Пол Пот, Гитлер, Сталин?

— Ну вы сравнили! Я имел в виду, что власть может быть проявлением божественного промысла, но это не значит, что Бог за нее в ответе. Вот вы идете по улице и видите, что маньяк терзает младенца. Бог видел это. Почему же допустил? А он не вмешивается в людские дела. Он сам собой являет положительный пример того, как человек должен поступать. Так же и тут! Я считаю, что Бог позволяет существовать всякой власти.

Быдло и яйца

— ВЫ СКАЗАЛИ: «У меня нет дрожи в коленках ни перед кем, даже перед «Битлз». Разве что перед бен Ладеном: вдруг он мне яйца отрежет». Вам не кажется, что наших рокеров как бы «кастрировали»? И произошло это, когда бывшие бунтари стали получать большие деньги.

— Изменилась сама ситуация: не стало противника, которого мы столько лет долбали. А как бороться с новым, неясно. Да и надо ли? Вся совковая народно-гитарная рок-музыка ориентировалась на лозунг в стихах: меньше поэзии, больше речовки. А теперь это вообще никак не играет. И «оттуда» остались только знаковые фигуры (им далеко за 40): Кинчев, Шевчук, Б. Г., Макаревич, погибшие Цой и Майк. Из новых — Земфира, «Агата Кристи», «ЧайФ». Я посмеялся, когда читал воспоминания Юры Шевчука — как в 1984-м его «запрещали». А его никто не запрещал! Просто Шевчук тогда никому не был известен и не нужен. А потом его раскрутили. Песни «Конвейер» и «Церковь без креста» — кто запустил в эфир в середине 80-х? Я. Его узнали все, стали платить заранее и много. И вот она, началась нормальная жизнь — без протестов: пой себе, доставляй людям радость. А безвестность ставится в заслугу: нас зажимали, мол, КГБ… Да кому ты на хрен нужен! КГБ тебя свернул бы в пять минут, если бы захотел!

— Еще цитата из вас: «У русских притупилось чувство борьбы и спорта. Была пайка, и все привыкли. А потом, когда пришлось бороться за выживаемость, все устали». И с бунтарями так же?

— У этих ребят был посыл — не музыка и стихи, а борьба. Это ошибка. Раз вышел с гитарой на сцену, будь профи — музыкантом, певцом и поэтом. А если твоя первая задача — что-то порицать, а что-то поддерживать, то ты — социальный деятель. «Социально заряженная самодеятельность». И когда теряется предмет борьбы, ты остаешься ни с чем. Некого побеждать и даже некому проигрывать. И не потому, что враг пропал. А просто те, с кем ты дрался, сказали: не, брат, хватит, давай там, сражайся сам с собой… И ушли в сторону, заперлись на ключ. И все. А о чем еще петь? О вечном? На это у них кишка тонка.

Чечня в переходе

— ВЫ не поехали ни в Кабул, ни в Грозный…

— И не поеду! Мне там нечего спеть. А как относиться к Чечне, я не знаю. Неправы все — чеченцы, мы, весь мир, который лезет не в свое дело. И люди моего склада ума (демонстративно вытирает ладони о рубаху) предпочитают не пачкать руки о тему, где ты можешь только вымазаться. Я с большим скепсисом отношусь к поездкам эстрадных певцов на фронт. Это уже не концерты на передовой Клавдии Шульженко. Мы воюем не с агрессором, а сами с собой.

— И в Беслан вы тоже не захотели. А Розенбаум уже и вещи собрал — до взрыва…

— Он работал на «скорой». А я с психами не общаюсь — в том числе с террористами. Человек, говорящий с сумасшедшим, сам становится таким же.

— А если у вас будет шанс спасти детские жизни?

— Все равно. В Израиле есть правило: переговоры лишь для затяжки времени. Потом — быстрый штурм и уничтожение всех террористов «в сортире». «Дубровку» и бесланскую школу надо было брать сразу — пока еще не растянули провода, не замучили и не расстреляли заложников. Террористы должны знать, что им точно хана. А тем, кто им платит, нужно именно шоу. И желательно, чтобы бараевы успели уйти в сторонку и посчитать «бабки».

— Ну так сочинили бы песню про Беслан. Вы — поэт. Где реакция?!

— А о чем петь? О наших парнях, которых бросили под пули за чужие интересы?! О девочках-шахидках, потерявших в бойне своих близких? Ну так они и собирались погибнуть. Это мужики хотели сбежать… Но я же не один из них!

— Вы сказали, что есть разница между государством и Отечеством. Она сокращается со временем?

— В России — нет. Государство всегда хочет убедить граждан, что оно Отечество и есть. Но вместе им не сойтись.

Стеб над стебом

— ЭСТРАДА за 20 лет переродилась, как оборотень. Сначала — эпоха пафоса, в котором был свой смысл. Потом — стеб над пафосом. А теперь — стеб над стебом, глумление над глумлением. То есть — пустота. Ваша же фраза?

— А чего вы хотите?! Для настоящей критики и стеба нужен объект — общепризнанные непреходящие ценности. А их сейчас нет. Последние были рождены Астафьевым и Шостаковичем. Над ними стебаться уже неприлично. Вот эстрада и волынит, бежит за паровозом, пытаясь вскочить на подножку последнего вагона — срубить «бабок», запиариться, побалдеть от покупки новой тачки. Вот купил Абрамович «Челси» и балдеет. Он молодец, и русских зауважали. Но скоро и его возьмет за горло тоска. Вспомнит Чукотку и прослезится — там хоть целину поднимал!

Билет в Лондон

— ВАША рок-опера «Стадион» написана по легенде о социалисте Викторе Хара и его сподвижнике Анхеле Парра. Первый отказался от сотрудничества с Пиночетом и был убит, второй дал согласие и попал в Лондон. Как поступили бы вы?

— Я себя так и не понял. Это самый честный ответ.

— А вам не кажется, что вы по сути уже выбрали «поездку в Лондон»?

— Черт его знает! Но если бы я сделал ТАКОЙ выбор, был бы очень богат. Да, я не умер на стадионе. Но зачем раньше времени нарываться? А вдруг так повезет в жизни, что меня перед выбором и не поставят? Сейчас я не думаю о куске хлеба — и с маслом, и с вареньем. А с черной икрой мне и не нужно каждый день.

— При Ельцине вы спели: «Мы не справились с эпохою, Потому что нам все равно». И сейчас то же?

— И сейчас. Пока мы все съедаем, что подает власть. И тишина! Свет горит, туалет работает. Жизнь идет независимо от того, есть у нас «генеральная линия», общенациональная идея или нет… Наша гнусная черта — зависть к чужому имуществу. Мне по душе английское выражение «Покрась свой забор». То есть не болтай о чистоте, а посади цветочки. Если каждый сделает так, страна превратится в цветущий сад. А у нас это пока не прижилось. Ты покрасишь забор, а его или спалят, или нацарапают три буквы.






Яндекс.Метрика