Just advertisingTopotushka three legs, two legs in the topotushka - famous Russian rhythmic education. Rock 'n' roll, deliberately organized as a rhythmic structure that makes people over react. Classics of drums used only superemotsionalnyh points. For example, for a long time, about 20 minutes, develops the theme in the symphony of Shostakovich, and then suddenly putty in trombones. Drum cover: the listener - a catharsis. A rock 'n' roll hits at once sharply - TY-doo-doo-spirit!... Read more - Songs on the music and arrangement. So, it all started with the «Skomorokhov» in 1966, where you played with Gradsky, Buynova and Shakhnazarov. What began themselves «Skomorokhs»? and the music!



Александр Градский:
«Не люблю, когда меня называют отцом-основателем русского рока»

Сергей Клюев


По материалам: "Столичные новости"

№34 (421) 05-11 сентября 2006
Не люблю, когда меня называют отцом-основателем русского рока - Александр Градский

Мэтр категоричен в оценках: «Если оценивать футболиста по правилам игры в регби, то выяснится, что он никакой регбист: так и рок-музыка в советском варианте не являлась рок-музыкой».

Александр Градский любит повторять: «Когда я забываю слова на сцене, мне всегда подсказывают из зала». Но в Донецке, где не так давно выступал мэтр, подобного не случилось... Тем не менее о славе, которая неотступно преследует его вот уже без малого 30 лет, он говорить вообще отказывается: «Мне безразлично, знают меня или нет. Чем больше меня знают, тем мне сложнее, потому что приходится постоянно быть человеком, приятным во всех отношениях». А ведь именно Градский был тем первым «совком», которого признало рок-сообщество Запада, когда в 1974-м Александру Борисовичу за диск с песнями из кинофильма Андрона Михалкова-Кончаловского «Романс о влюбленных» журнал Billboard присудил титул «Звезда года» — за «выдающийся вклад в мировую музыку».

— Александр Борисович, поговаривают, что вы засели за мемуары?

— Мне это не интересно. Нет времени. Может быть, когда отнимутся руки и ноги, и нечем будет заняться, тогда и буду кому-нибудь надиктовывать.

— Всем вашим поклонникам известно, что «родоначальником» Градского-певца стали «Битлз». Так ли это?

— Да. Поворотным моментом к занятиям в музыкальной школе, а позже в консерватории, стала именно ливерпульская четверка. Это был ранний их период — не времен пресловутого «Сержанта Пеппера», а где-то году в шестьдесят пятом. Мой дядюшка ездил за границу в составе ансамбля Моисеева, привозил пластинки, так что в шестьдесят третьем я хорошо знал их музыку. А в шестьдесят четвертом «Битлз» уже гремели на весь мир, все переписывали их пленки...

— Парадокс: вас, поборника приоритетности музыкального образования, человека, певшего в Большом театре, вдохновляли «битлы», которые этого образования не имели...

— Они записали альбомы, популярность которых с годами не падает: время лучший судья. Но нельзя забывать, что, помимо того что они были гениально одарены, у них был и великолепный продюсер Джордж Мартин, подсказывавший, какие вещи хорошие, а какие — плохие. Что же касается Большого, то я четыре месяца в нем проработал по приглашению Светланова. Вообще-то был ангажирован надолго, но потом мы с ним вместе ушли: мне просто не захотелось связываться с этой средой. В целом я трактую свою жизнь как свершение неких актов. Например, открываешь свой театр и делаешь таким, каким до тебя еще никто не придумал. Или ставишь десять киловатт аппаратуры, в то время как все работают на восьмистах ваттах. Много лет спустя понимаешь, что сама подобная игра была достаточно безнравственна, но эффект-то фантастический! Эффект греет душу. И Большой театр тоже был своего рода актом, способствующим выделению адреналина в крови. Пусть недолго, но я вкалывал на совесть в нескольких спектаклях.

— Так все же обязательно ли рокеру иметь музыкальное образование?

— Я считаю, что это главное!

— Как вы относитесь к тому, что вас называют родоначальником русского рока? Как-то Андрей Макаревич сказал, что рок он начал играть тогда, когда услышал Градского...

— Наверное, я не первый. Может быть, один из главных. А если серьезно, то ничего хорошего для себя я в этом не вижу. Потому что основать то дерьмо, которое с утра до ночи крутят в эфире, — честь небольшая. В семидесятых годах была надежда, что мы все здорово поработаем над собой, что все это поэтапно будет улучшаться, вот-вот к чему-то приведет. И когда все рухнуло, а меня тут начали называть отцом-основателем — мне стало не по себе.

— Как вам сегодняшний рок постсоветского пространства?

— Уже лучше. Раньше я ставил другой диагноз, основываясь на качестве игры. Назовите мне западную группу, где музыканты играют не вместе: бас отдельно от барабанов, голоса нестройные. А ведь каждая «советская» группа играла нечисто и не вместе. Каждая! Мы их любим не за это, однако это плохо в профессиональном смысле. Если, к примеру, оценивать футболиста по правилам игры в регби, то выяснится, что он никакой регбист: так и рок-музыка в советском варианте не являлась рок-музыкой. Просто теория типа «мы неряшливы, и в этом кайф» — была типично совковой теорией...

— Кстати, вы как один из первых музыкантов, зародивших в Союзе такой стиль, как рок-опера, что думаете о мюзиклах?

— Мюзиклы, которые сегодня ставятся, в большинстве своем проваливаются. Да и должны проваливаться! Лично я ушел с трех постановок. А фрагменты других, которые видел по телевизору, окончательно отбили охоту к их посещениям.

— А к «пиратству» как относитесь?

— Я им, «пиратам», наверное, не интересен: на мне они много не заработают. Да, иногда приходится натыкаться на нелицензионные диски с моей музыкой, но их очень легко отличить: если диск стоит восемь-десять долларов, то это мой, если два-три — то это некачественная подделка. Мои поклонники предпочитают покупать хорошие диски. В этом есть и моя заслуга, мое воспитание. Кстати, это и есть один из наиболее эффективных способов борьбы с «пиратством»...





Яндекс.Метрика