Just advertisingDay - Handel and Verdi, in the evening - «The Beatles» and «Rolling Stones». The pinnacle of Russian music by Mussorgsky admire, especially his «Boris Godunov.» And never have I had and could not be desire to challenge the role of Mozart and Shostakovich in the spiritual education, in influencing the human soul. But this is a very long way!... Read more - Songs on the music and arrangement. So, it all started with the «Skomorokhov» in 1966, where you played with Gradsky, Buynova and Shakhnazarov. What began themselves «Skomorokhs»? and the music!



Александр Градский:
«Своих врагов я ликвидирую»

Людмила СМИРНОВА

По материалам: "Молодость Сибири"

№24 (4520) 13 - 19 июня 2007года
Своих врагов я ликвидирую - Александр Градский


Замечательный певец и композитор, лауреат Государственной премии, обладатель уникального по тембру голоса Александр Градский — редкий гость на телевизионном экране, заядлым гастролером его тоже не назовешь. Тем интереснее было побеседовать с ним. Встреча с певцом произошла между двумя его новосибирскими концертами: в ДКЖ и в ДУ СО РАН

— Александр Борисович, как изменилась ваша жизнь за последние годы?

— Почти не изменилась. Ну, я особо не заметил. У меня нет разницы по ощущениям. Если ты себя много лет назад организовал как человека, пытающегося свободно мыслить и свободно существовать, а тебе это не удается, то возникают проблемы. А если удается, то проблем меньше. Поэтому в ближайшее время, я думаю, у меня мало что изменится. Все то же самое. Какие были отношение со средствами массовой информации, например, такими они и останутся.

— Так вы на нас, как на врагов смотрите?

— Не-е-ет. А у меня врагов вообще нет. Я их ликвидирую: либо превращаю в друзей, либо не общаюсь.

— А словечко «журналюга» — это ваше?

— Мое. Да много у меня таких словечек. Была смешная история с этим. У меня есть приятель Женя Додолев. Он известный журналист и интересный человек. Сначала была история со словом «совок». Оно было придумано мной, да только через какое-то время стало народным и бессмысленно стало говорить, что это я его придумал. И Женя сказал: «Вот ты придумал хорошее словечко «журналюги», давай мы его залитуем. Он во всех статьях стал писать: как сказал… как заметил… как придумал… Он счел, что если он это будет делать, то все запомнят, кто автор слова «журналюга». Прошло три-четыре года, и вот я читаю одну из статей известного журналиста, которая начинается так: «Не знаю, кто уж придумал такое замечательное слово…». Были у меня и другие прекрасные слова, которые не прижились, например, «целкомудренность» или «башлевик».

— За те пятнадцать лет, что мы вас не видели, вы многое сделали. Расскажите, «отчитайтесь»…

— Ну, это очень сложно. Действительно, сделано много. Был и Большой театр со Светлановым: «Золотой петушок» и «Шлягеры уходящего века». Были выпущены пластинки, с 1993 года стал выпускать компакт-диски. Шесть сольных концертов в ГЦКЗ «Россия», где были предприняты героические попытки собрать на сцене около шестисот музыкантов и артистов хора. Это такие глобальные проекты. Я закончил ряд крупных работ: три балета, оперу. Преподавал в Гнесинском институте, много ездил за границу, работал с людьми, скажем так, в моем представлении являющимися очень сильными музыкантами: это и Крис Кристоферсон, и Лайза Миннелли, и Шарль Азнавур, и другие. Были гастроли в Японии. И общественная деятельность. Детей двоих я сделал, они уже взрослые. Если все перечислять…

— А дети ваши тоже музыканты?

— Сын окончил музыкальную школу, дочь недоучилась. Они достаточно музыкальные, но как-то к этому отнеслись поверхностно, и я не стал настаивать. Музыкант — это в какой-то степени крест, поэтому если ты не чувствуешь потребности полностью этому себя посвятить, то лучше этого не делать. У меня такое мнение, что если ты чем-то занимаешься, то надо стремиться быть первым или одним из первых.

— Вас называли основателем русского рока…

-Я не знаю, что это такое — русский рок. Музыки не получилось, как и поэзии высокой. Получился социально-бытовой рок, я это называю «СНГ-музыка», то есть «советская народная гитарная музыка». Некоторые, конечно, одарены и талантливы, они — личности, но явлением мировой музыкальной культуры это не стало, а стало явлением социальным, эмоциональным и присущим только нашей стране. У нас иногда человек непрофессиональный, необразованный, за счет своего темперамента и таланта становится нужным людям. Значит, он уже имеет право на существование, но к музыке это не имеет отношения. Ужасно, что меня называют основателем русского рока. Я ничего такого не основывал.

— Ваши ближайшие планы?

— Через год будет записываться моя опера по булгаковскому «Мастеру и Маргарите». Я уже тридцать два года пытаюсь этот замысел реализовать. Сейчас готова демонстрационная фонограмма: там я сам пою за всех персонажей и в аккомпанементе — компьютерный оркестр. Я его называю «пластмассовым». Он звучит похоже на симфонический оркестр, но это, конечно, не одно и то же. Проблема выбора исполнителей пока не решена, но, надеюсь, решу ее.

— Кто споет Маргариту?

— Есть две кандидатуры. Даже есть третья, которая бы точно это сделала, но маловероятно, что она согласится. Она такая звездная певица. Сейчас несколько иные отношения между людьми… Когда мне в свое время позвонила жена Евгения Светланова и пригласила на встречу с ним, я бросил все гастроли и четыре с половиной месяца работал со Светлановым: кончилось это оперой «Золотой петушок» и моей партией Звездочета в Большом театре. Отказываться в таких случаях — это просто не уважать себя как профессионала. А сейчас ведут себя по-другому.

— Ваши балеты поставлены?

— Да, все три: «Маугли», «Еврейская баллада» и «Распутин». Их поставил в киевском театре балетмейстер Ковтун. Два балета были переложены для театра ледовых миниатюр Игоря Бобрина. Если еще кому-то взбредет в голову их поставить, то я возражать не буду.






Яндекс.Метрика