Just advertisingThe sound is staggering from the first bars: polyphonic, melodic, then forcing stress, anxiety, suddenly sad and romantic, rock Gradsky so pristine and pure, which inadvertently forget about the absence on the stage of traditional rock 'n' roll or acoustic instruments... Read more - Songs on the music and arrangement. So, it all started with the «Skomorokhov» in 1966, where you played with Gradsky, Buynova and Shakhnazarov. What began themselves «Skomorokhs»? and the music!



Давайте начнем

1987
Давайте начнем - Александр Градский

Художественный совет фирмы «Мелодия» одобрил последнюю работу Александра Градского. Представляя читателям свою будущую пластинку "Давайте начнем", А. Градский открывает в «Октаве» рубрику «Автоанонс»:

— Собственно, пластинка не только, а если говорить об ее идее, то и не столько моя, сколько Джона Денвера — известного американского певца и композитора. В конце октября он прилетел в Москву с инструментальной фонограммой своей песни «Давайте начнем (зачем мы делаем оружие?)», которая уже успела стать в США супербоевиком, и предложением наложить на нее наш с ним совместный вокал.

— О чем эта песня?

— Название говорит само за себя, Это антивоенная песня, это призыв к взаимному доверию. Мысли и чувства американского певца, человека из другой социальной системы, оказались созвучны моим мыслям и чувствам. Даже подстрочный, то есть не художественный, перевод произвел на меня большое впечатление.

— К сожалению, не все советские песни на эту тему обладают подобным воздействием на слушателя. Как вы считаете, почему?

— Мы знаем: гражданской, антивоенной теме у нас — зеленый свет. И молодые авторы, и исполнители берутся за них часто не потому, что испытывают такую потребность, а ради заветного «пропуска» на сцену, в студию... Что может быть страшнее конъюнктурного подхода и формализма в гражданской теме? Когда песня не трогает слушателя, это совсем не так безобидно, как кажется на первый взгляд.

— Александр, почему вы поете «Давайте начнем» по-английски?

— Во-первых, в искусстве вообще принято петь на языке оригинала. Скажем, итальянские оперы — на итальянском, а «Бориса Годунова» весь мир поет на русском... Мы, правда, пытались перевести. Но ведь песня писалась под английский текст, а это совсем другой размер, другой ритм. Добиться искренности и убедительности в чередовании русских и английских строк нам не удалось. Как считает Джон, наш дуэт должен подать еще один пример совместной борьбы за мир. Кстати, весь авторский гонорар от продажи пластинки в Советском Союзе мы с Джоном Денвером решили перечислить в фонд помощи пострадавшим от аварии на Чернобыльской АЭС.

— А что записано на второй стороне миньона?

— На обороте — моя песня на стихи Сары Кисдейл «Будет ласковый дождь».





Яндекс.Метрика