Just advertisingPerhaps, if by protesting against the stagnation then applies the term «punk» then Gradskij was just such a «punk» is already long before the concept became a universal phenomenon. He was a kind of Jim Morison and Mick Jagger on our stage... Read more - Songs on the music and arrangement. So, it all started with the «Skomorokhov» in 1966, where you played with Gradsky, Buynova and Shakhnazarov. What began themselves «Skomorokhs»? and the music!



Маленький романс о Градском

Газета "Подмосковные известия"
01 февраля 1992 г.

Живая коллекция
Маленький романс о Градском
Ведущий: "Сегодня в студии патриарх русского рока Андрей Макаревич!"
А. Макаревич: "Я не патриарх. Вот Саша Градский - патриарх".
Ведущий: "Ну, значит, ты заместитель патриарха".



Когда в очередной раз "журналюги" (по образному определению самого Александра Градского) приклеивают ярлык "дедушка русского рока" Александру Борисовичу, последний иногда выражает удивление, иногда в шутку резюмирует: "Но вот интересно, а кто же бабушка русского рока?". Истинно однако: на "дедушку" по образу мыслей и внешне Саша Градский никак "не тянет", и в беседе с человеком, формировавшим "новую музыку" России, я чувствую себя на равных, хотя мы из совершенно разных генераций.

Рассказывать об А. Градском сегодня надо или очень много и долго, или не рассказывать совсем. Первое уже сделано во множестве публикаций. Второе попытаюсь сделать я, предоставив слово самому А. Г.

О чем сегодня расскажет Градский? Есть у него такая песня, называется "Кино". Никакого отношения к Вите Цою и к року вообще не имеет. Вот послушайте...

Хэй, но мы не на сцене.
И не нам сменять имена,
Нас мир не оценит,
Настают иные времена.
Сетуй - не сетуй,
Но лучших уж нет.
Клеть или плеть -
Все равно, это ведь кино...
А я ухожу от вас в кино,
Хоть и выдумка оно!

Как вы догадываетесь, Александр рассказывает о кино. О чем именно? О фильме "Романс о влюбленных" Андрона Кончаловского (Михалкова). Почему об этом? Да потому что интересно! Для начала маленькая цитата: "Итак, в 1974 году выходит альбом с музыкой к фильму "Романс о влюбленных". Успех пластинки - подстать успеху самой ленты. Интересная деталь: американский музыкальный журнал "Билборд" награждает Градского специальным дипломом "За выдающийся вклад в мировую музыку, за работу в фильме...".

- А что предшествовало этому?

- Вообще я сделал музыку к более чем тридцати фильмам. Выделил бы всего три работы: к фильму "Поговорим, брат", "Романс о влюбленных", "Узник замка Иф". Все остальные незначительные, по-моему, сопровождающие фильм работы. Но я тренировал себя на этих фильмах, поэтому как режиссер с легкостью сделал свой фильм "Антиперестроечный блюз".

- Я вычитал в дневниках Владимира Высоцкого, изданных несколько лет назад: "Слышал в фильме, как работал А. Градский. Мне кажется, что он музыкален и у него есть прессинг..."

- Верно. Это 'Высоцкий написал в 1974-м по поводу "Романса...". Впервые русский рок зазвучал в кино. Я был молодым человеком 23 лет, когда меня пригласили сделать музыку для фильма А. Кончаловского. Сам Андрон в своей книге описывает нашу работу в фильме довольно-таки легковесно. Мне кажется, что режиссер сам до сих пор так и не понял, что он сделал в фильме! То, что я сейчас изложу, более соответствует истине, и Андрон вряд ли будет возражать против нее.

У меня есть друг, музыковед, теоретик джаза Аркадий Петров. Кстати, близкий друг Мурата Кажлаева, композитора. А последний хорошо был знаком с Кончаловским, который и просил Кажлаева сделать музыку к своему фильму. Андрон хотел предложить Кажлаеву сделать что-то в жанре симфо-джаза: красивой такой американизированной музыки типа "Лав стори" или типа М. Леграна. По причине занятости Кажлаев отказался от предложения Кончаловсксго. Посему режиссер начал интересоваться у Аркадия Петрова, нет ли где-нибудь певцов странных, интересных, молодых. "Есть такой, - сказал Петров, - Саша Градский из группы "Скоморохи", они уже делают свою пластинку". И вот прямо в Дом звукозаписи на радиостанцию "Юность" приходят Кончаловский и Петров, и, кажется, Кажлаев. Происходит следующее: я записываю "плэй-бэк" в студии, это довольно трудная работа в технических условиях того времени, то есть я накладываю на свой голос партии разных инструментов, как бы "человек-оркестр" изображаю. А студия разделена на две части: аппаратная и зал. Я работаю в зале, они входят в аппаратную, а затем совершенно бесцеремонно открывают дверь и врываются в зал. Без всяких моих приглашений и просьб. Ну и я (поскольку для меня что Кончаловский, что Ленин, что Сидоров в тот момент были совершенно одинаковы) довольно круто, как я умею это делать, вы, наверное, наслышаны, прогоняю непрошеных гостей (и меня можно понять). Они ретируются из зала и уходят в аппаратную, наблюдая за мной. Я продолжаю делать свою запись - Кончаловскому, видимо, нравится. И Кончаловский говорит доподлинно следующую фразу: "Градский не просто будет у меня петь, но и сниматься в главной роли. Вы только посмотрите, какие у этого парня выразительные голубые глаза!". Справка: глаза у меня вообще-то зеленые. В общем, Кончаловский назначил встречу, послушал мои песни в моем исполнении и после спрашивает: "Можешь ли писать музыку для кино?". Я отвечаю: "Могу!". Он: "Почему так уверен?". И тут я говорю безумную фразу: "Конечно, я пока не писал для кино, но я гениальный, поэтому смогу сделать ВСЕ!". Тут же Кончаловский мне дал стихи Булата Окуджавы, Николая Глазкова. Одни стихи последнего в фильм не вошли. Это была "Песня про морскую пехоту". Там была замечательная рифма: "Известие это - не то, нет, не то, нет, не то, нет. Морская пехота не тонет, не тонет, не тонет...". Это, кстати, вполне рокерская рифма. А вот глазковская "Песня о птицах" с моей музыкой в фильм вошла. Я в фильме на голос распел сценарный текст в эпизоде драки - белым стихом! Написал шесть песен и несколько музыкальных эпизодов. Пора было заключать договор.

Человек я был тогда молодой и небогатый. И вот мне приносят договор на страшные по тем временам деньги - тысячу рублей! Однако один из моих друзей из музыкальной редакции "Мосфильма", Саша Костин, сообщил мне, что меня обманывают: "Старик, возьмут твои песни, музыкальные темы, заплатят тысячу, потом придет член Союза композиторов, возьмет твою музыку, скомпилирует ее и получит кучу денег! Так уже случалось с молодыми талантливыми ребятами". Тогда я позвонил Андрону и сказал: "Я буду автором музыки к фильму, сам аранжирую свою музыку без помощи кого-либо. Что не смогу - попрошу помощи. И получу причитающийся гонорар".

- На то в семидесятые машину можно было купить!

- А я и купил! С этого началась Свобода! Молодой человек в 1974 году на третьей модели "Жигулей"! Это независимость!

- Так как же прореагировал Кончаловский на ультиматум Градского?

- Я поставил Андрона перед выбором, когда он должен был пойти к начальникам и стукнуть кулаком по столу. Тогда вся культура была "в замазке", под контролем. Андрон настоял на монополии моей музыки, на моем авторском праве в фильме. Во время работы были огромные сложности. Главную роль исполнял Евгений Киндинов. Мы никак не могли добиться синхронности при озвучивании. Андрон даже чаще снимал Киндинова сзади, говоря: "Ух, Женька, какая у тебя спина выразительная". Это на съемках уже по моему материалу. Потом фонограмму потеряли и я озвучивал Киндинова уже в немой экран, стал петь в рот Киндинову, чтобы попасть в изображение и сохранить эмоциональную правду в кадре. Я даже бегал по этажам, чтобы к микрофону подбежать запыхавшимся - ради правдивости. А потом Андрон в своей книге рассказывает, как он создавал музыку в фильме. Читать это забавно...

- Ну, а как создавалась музыка к сравнительно недавнему фильму "Узник замка Иф"?

- Это очень простая история. Г. Юнгвальд-Хилькевич, режиссер, позвонил мне по телефону как-то раз и говорит: "Я уже предлагал написать музыку десяти композиторам и восьми поэтам, в том числе и другу твоему Макаревичу, но мне не удается применить к фильму то, что они сделали". Я говорю: "Знаешь, Георгий, странно, что за идея у тебя - ты предлагал писать музыку к фильму Матецкому, Чернавскому, Тухманову, Гладкову, Рыбникову, Макаревичу, ну, а теперь - мне? У тебя просто нет единого видения того, какая должна быть картина!". Он мне ответил: "Ты у меня был "на закуску". И этим "купил" меня. Он дал мне точную установку темы - за три дня я написал стихи в гостинице на гастролях и потом сделал ему больше четырех часов музыки. Затем я привез материал на Одесскую студию, и мы стали подставлять музыку под изображение. И в 90 случаях из 100 эпизоды музыкальные совпадали с теми киношными эпизодами, которые он импровизированно совмещал. Позже Г. Юнгвальд-Хилькевич заказал мне музыку к фильмам "20 лет спустя" и "Виконт де Бранжелон", но в итоге музыка моя к фильмам не понадобилась.

- Есть ли у Градского не только музыкальные, но и кинематографические задумки?

- Если я и буду делать фильм, то только свой, авторский. После фильма "Антиперестроечный блюз" у меня появились средства для создания своего нового фильма. Это психологический боевик, история человека, который попадает в зависимость от обстоятельств, случайно узнает государственную тайну, которая может лишить его жизни. Сюжет традиционный, но у него есть чисто характерные русские черты. Это - что касается планов.

- Александр, вы теперь совсем редко бываете в России. Виной тому - долгосрочный контракт с работодателями в Японии?

- Да, я заключил четырехлетний контракт с фирмой "Виктор мьюзикал индастриалз". Они выпустят четыре моих лазерных пластинки. Кстати, в Японии с американцами - музыкантами не работают. Американские менеджеры не предложили мне работу, а я попал туда, куда не принимают американцев, - в Японию...


Интересно, что первый лазерный диск Саши Градского был продан в Японии в количестве 60 тысяч экземпляров, но вот Майкл Джексон, по данным бесстрастной статистики, рекордсмен по продаже записей в Японии среди иностранцев, имеет показатель 120 тысяч. Японские же исполнители продаются тиражами 2 - 3 миллиона экземпляров. И вот афоризм самого А. Г.: "У нас все есть, и нам ничего не надо!" - говорят американцы. "У нас все есть, но нам еще кое-что нужно!" - говорят японцы, чтобы стать еще более развитыми, преодолевая комплекс неполноценности, который они испытывают в отношениях с Америкой". И в случае с А. Градским японцы обыграли американцев.

Ну, вот на этом, наверное, можно поставить точку. Конечно, Саша рассказывал о многом интересном в его творчестве. Но об этом в следующий раз. А пока вслушайтесь в строки музыканта:

Не нужна поэтам слава запоздалого вранья,
Лед под ними слишком слабый, что ни шаг-то полынья.
Лишь бы веровать, что где-то, через Лету и гранит
Стих российского поэта чье-то сердце сохранит.

Беседу вел Андрей ГОРБАТОВ





Яндекс.Метрика