Just advertisingThere are some lines: Marxism cancer eats the State, as rust - the rifle barrel. And crowds of impostors unsuited to the impoverishment of the country is driven! It sounds true... Read more - Songs on the music and arrangement. So, it all started with the «Skomorokhov» in 1966, where you played with Gradsky, Buynova and Shakhnazarov. What began themselves «Skomorokhs»? and the music!



Александр Градский:
"Не интересно быть музейным экспонатом..."

По материалам: arhivnn.narod.ru

(январь 1998 года)
Александр Градский

Что-то зачастили к нам "звезды" всех рангов, калибров и статусов. И если очередной приезд Леонтьева, "Рондо" или "Агаты Кристи" уже никого, пожалуй, не удивит, то приезд Александра Градского стал для многих меломанов настоящим Событием. Если я не ошибаюсь, в Нижнем (а вернее - в Горьком) Александр Борисович впервые побывал в 1971 году на фестивале "Серебряные струны". Тогда его группа "Скоморохи" стала лауреатом 1 степени, победив аж в 5 номинациях конкурсной программы. Потом - в 1979-м, традиционно наделав шума своим неугомонным характером. И вот - новая встреча. Да - постарел. Слегка. Да - располнел. Тоже слегка. Но ведь не в этом суть! Его голос по-прежнему силен, красив и завораживающ, а взгляд на жизнь - также ироничен.
Как объяснил см Маэстро, этот концерт - доказательство того, что "еще что-то сочиняется и делается без большого количества красивых девушек и шумных инструментов".

- Александр Борисович, я понаблюдала за Вами и за залом во время сегодняшнего концерта. Вы сумели завладеть зрительским вниманием почти сразу. У Вас есть какой-то секрет?

- Нет, я так всегда делаю. Просто я хорошо работаю, вот и все. Я ни одного певца в бывшем Советском Союзе не знаю, который это умеет делать. К сожалению... Пожалуй, разве что Кобзон - такой очень мощный энергетический исполнитель.

- На "Серебряных струнах - 71" Вы разделили 1 премию с "Ариэлем". Имела ли какую-нибудь значимость для Вас эта победа?

- Конечно. И для карьеры, и психологически. Все-таки первое серьезное выступление, всеобщее внимание, пресса и тому подобное...

- Вы не пишете песен с 1992 года. Почему?

- Не знаю. Просто не пишется как-то.

- В Вашем репертуаре есть песня, посвященная Сахарову. Как она появилась?

- Я должен был лететь с ним в Западный Берлин, а он умер. Он умер за два-три дня до полета, поэтому его билет не успели ни сдать, ни обменять. И я летел туда и обратно с пустым креслом. Я не был с ним знаком, и мне достаточно обидно, что я та и не смог с ним поговорить. Мне был интересен этот человек. Я даже не стал бы с ним какие-то мировые проблемы обсуждать, а просто поговорил бы на обычные, бытовые сцены...

Вот после этого полета и появилась песня-посвящение.

- Одна "звезда" еще советской сцены перефразировала как-то известное высказывание, что, мол, публика имеет ту музыку, которую заслужила. Так ли это?

- Не совсем. Публика имеет ту музыку, которую заказывает. Она не заслужила ее, она ничем не провинилась. Просто эта музыка более доходчива и проста. Люди идут по пути наименьшего сопротивления. Это некоторый недостаток аудитории, ее низкий культурный уровень.

- Когда-нибудь она сможет подняться до нормального?

- Конечно.

- И от чего это будет зависеть?

- От самих людей, от их желания.

- Как Вы считаете, в простых, неэлитных школах нужно серьезное преподавание музыки?

- Конечно нужно. Оно было в России. Оно даже в Советском Союзе было какое-то время.

- Насколько я знаю, несколько лет назад Ваш сын Даня начинал учиться играть на скрипке...

- Да. Сейчас он уже закончил музыкальную школу. Я его заставил.

- Каких-то более серьезных результатов он не достиг?

- (Смеясь) Нет! Нет! Бедный ребенок, совсем я замучил его!

- А Маша? Есть ли у нее тяга к музыке?

- Они оба очень любят музыку, слушая ее с утра до ночи. А заниматься ею не хотят.

- Вы - человек крайне занятой. Но когда все-таки выпадают свободные минуты, где предпочитаете отдыхать?

- Дома. Я нигде не отдыхаю так. Как дома.

- И чем занимаетесь в эти моменты?

- Да ничем. На диване валяться, телевизор смотреть.

- Что любите смотреть?

- Спорт - любые состязания, потому что там невозможно включить фонограмму. Там реально надо прыгать и бегать.

- Песни альбомов 70-80-х были написаны Вами на стихи Бернеса, Саши Черного, Пастернака, Набокова... А в последнее время были ли у Вас авторы и книги, которые произвели на Вас достаточно сильное впечатление?

- Нет. Я все уже прочитал давно. Сейчас беру какую-то новую книгу, открываю ее и мне становится скучно. Детективы еще как-то идут. Пережевал эту жвачку и забыл. А из серьезной литературы, чтобы как-то увлечься... Из последних авторов, которые произвели на меня сильное впечатление - прошло уже, правда, много лет - это Набоков.

- В наступающем 1998 году вспомните ли Вы год прошедший?

- наверное. Знаете, это очень трудное время для меня. На самом деле трудное. Я строю, занимаюсь какими-то бумажными делами по театру, какими-то трубами и еще черт знает чем.

- Что будет представлять из себя Ваш театр?

- Это театр мюзикла на манер бродвейских, где для постановки одного спектакля набирается состав, а когда спектакль заканчивается, этот состав распускается. Для нового спектакля набирается уже новый состав.

- В свое время Вы исполнили одну из главных партий оперы Римского-Корсакова "Золотой петушок". В Большой театр больше не приглашают?

- Меня приглашал Евгений Федорович Светланов. С ним там было интересно, а сейчас - скучно. Большой театр достаточно архаичен, дохлый абсолютно. Потому-то оттуда все и бегут - приличные музыканты, приличные балеруны, приличные певцы. Неинтересно быть музейным экспонатом. Может быть, кому-то и интересно, а музыкантам - нет.





Яндекс.Метрика