Just advertisingThe sound is staggering from the first bars: polyphonic, melodic, then forcing stress, anxiety, suddenly sad and romantic, rock Gradsky so pristine and pure, which inadvertently forget about the absence on the stage of traditional rock 'n' roll or acoustic instruments... Read more - Songs on the music and arrangement. So, it all started with the «Skomorokhov» in 1966, where you played with Gradsky, Buynova and Shakhnazarov. What began themselves «Skomorokhs»? and the music!



Александр Градский

Александр Градский


Многие сейчас и не вспомнят, что Александр Градский некогда был руководителем нашумевшего в свое время ансамбля "Скоморохи", и что именно он написал первую советскую рок-оперу "Стадион". Впрочем, сей факт, как выяснилось, не очень-то заботит и самого музыканта. Ибо сегодня Александр с большей охотой рассказывает о создании собственного театра в Москве, нежели о своих прошлых достижениях. Зачем мне думать о том, что было, если надо творить настоящее? - говорит он. - А с театром мне, я считаю, повезло. На него полгода назад дал деньги очень уважаемый мною человек Юрий Лужков. Он, можно сказать, курирует меня. И я благодарен Юрию Михайловичу за помощь, потому что знаю, в каком плачевном состоянии находится сегодня большинство московских театров. А мы, с его легкой руки, несмотря ни на что, откроемся где-то через полтора года.

- Александр, скажите, по какой причине вы в свое время оставили Большой театр?

- Я, можно сказать, там вовсе и не работал. Потому что участвовал лишь в одном спектакле - пел Звездочета в "Золотом петушке" Римского-Корсакова. Мне эта опера очень нравилась, да и публике вроде тоже. Но, к сожалению, у меня с Большим театром что-то не сложились отношения, а потому пришлось уйти.

- И вы больше никогда не пели на оперной сцене?

- Да не было пока подходящих вариантов. Все-таки, я считаю, что должен быть спектакль, в котором тебе все бы нравилось: и сценарий, и подбор актеров, и дирижер. Просто, после Светланова (он был дирижером в "Золотом петушке") почти ни с кем невозможно работать. Это то же самое, что если в Америке ты выступил в Карнеги-холл, то в другом зале Нью-Йорка, каким бы хорошим он ни был, выступать уже нельзя. Там такой принцип.

- Но ведь вы тоже пели в Карнеги-холл.

- Да. И, кстати, не хочу хвастаться, но я один из немногих, кто заработал, выступая в Карнеги-холл. Жаль только, оркестр не удалось с собой привезти, а потому петь пришлось под фонограмму.

- А это правда, что выступления в Карнеги-холл продаются, то есть, захотел сделать концерт - заплати и пой?

- Действительно, есть там такое. Единственное, что руководство зала при сдаче в аренду учитывает некоторые моменты. Например, ты должен быть певцом, пусть даже не очень известным, но имеющим какую-то творческую биографию. Да и, по-моему, надо быть полным идиотом, чтобы, зная, что не соберешь зал, снимать Карнеги-холл. Тем более что за аренду придется выложить поистине астрономическую сумму. Так, например, съемка концерта на свои камеры обойдется вам как минимум в восемьдесят пять тысяч долларов.

- Александр, напрашивается вопрос: зачем вам это было нужно?

- Поймите, для меня это выступление - просто очередная жизненная планка, покорив которую нужно идти дальше. При этом я не преследовал никаких прагматических целей. И все это ложь, когда говорят, что, выступив в Карнеги-холл, ты просыпаешься суперизвестным, под окном стоит "Роллс - Ройс" и за тобой бегают продюсеры, дабы подписать контракт.

- Скажите, что вы испытываете, услышав исполнение оперных арий эстрадными артистами, как это было накануне Нового года?

- Я сам участвовал в создании этого проекта. И, честно говоря, не думал, что все будет так ужасно. Но, когда даешь согласие, то уже нельзя говорить: "Нет". Поэтому, увидев, что из этого получается, я просто спел свою часть и ушел.

Я не вмешивался, и не высказывал никому своего мнения. Хотя проект, действительно, чудовищный. Но в то время мне незачем было влезать в конфликт с телевидением.

- Кстати, с телевидением у вас по-прежнему натянутые отношения?

- А что, это незаметно? Я ведь им никогда не платил и не собираюсь этого делать. Поэтому и показывают меня раз в полтора месяца. Правда, если бы я захотел, то мог бы купить эфирное время и два месяца, как идиот, "торчать" в телевизоре. Но мне это вовсе не нужно. И я ничего не хочу менять.

- А вам никогда не хотелось создать на телевидении авторскую программу вроде "Абажура" Макаревича?

- Да нет. Люди меня и так любят. Просто каждый должен заниматься своим делом, никуда не лезть: ни в комментаторы, ни в депутаты, ни в повара, и тогда все будет замечательно.

Виталий Шахлевич





Яндекс.Метрика